Доклад епископа Красногорского Иринарха на Всероссийской конференции «Социальная реабилитация заключенных в понимании общества и Русской Православной Церкви» 
     
Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Московская Епархия
ЮГО-ЗАПАДНОЕ ВИКАРИАТСТВО
ГОРОДА МОСКВЫ
Ничего не имеет тот, кто не стяжал спасения, хотя бы весь мир принадлежал ему.
(Св. Тихон Задонский)
 
ПУБЛИКАЦИИ
 
ГЛАВНАЯ
ОБЩЕЦЕРКОВНЫЕ
  ДОКУМЕНТЫ
МЕЖСОБОРНОЕ
  ПРИСУТСТВИЕ
НОВОСТИ
ПРАВЯЩИЙ
  АРХИЕРЕЙ
ВИКАРИЙ
СТРУКТУРА
  УПРАВЛЕНИЯ
БЛАГОЧИНИЯ
МОНАСТЫРИ
ХРАМЫ
  ВИКАРИАТСТВА
ПРОГРАММА 200
ОФИЦИАЛЬНЫЕ
  ДОКУМЕНТЫ
ВЕСТНИК
  ВИКАРИАТСТВА
КОНТАКТЫ
ССЫЛКИ
 

26.10.2011

Доклад епископа Красногорского Иринарха на Всероссийской конференции «Социальная реабилитация заключенных в понимании общества и Русской Православной Церкви»

Председатель Синодального отдела по тюремному служению епископ Красногорский Иринарх выступил с докладом на Всероссийской конференции «Социальная реабилитация заключенных в понимании общества и Русской Православной Церкви — духовно-нравственные аспекты и инструменты ресоциализации» (Троице-Сергиева лавра, 6 октября 2011 года).

***

Досточтимые участники и гости конференции!

Вступление: совесть и правда становятся «экономически нецелесообразными»

Наше земное Отечество, с учетом положительных сдвигов в благосостоянии народа в последние годы, находится на сложном и противоречивом этапе своего развития. Вопреки ожидаемому положительному результату проводимые в 90-х годах прошлого столетия реформы не способствовали стабилизации духовного и материального благополучия граждан нашей страны. Рост безработицы, быстрое расслоение социума, разрушение прошлых идеалов и ценностей, отсутствие общенациональной идеи повлекли за собой значительные негативные изменения, отразившись в растущей криминализации общества. Отмечается рост совершаемых преступлений, при этом удельный вес раскрытых от общего числа зарегистрированных преступлений уменьшается. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, каждый пятый житель является жертвой преступлений, из них лишь 4% удалось полностью компенсировать нанесенный ущерб.

За исключением последних 2 лет постоянно увеличивалось количество осужденных в России. Растет уровень рецидивной преступности: сегодня половина осужденных, содержащихся в пенитенциарных учреждениях, ранее совершали преступления.

В противовес этому устойчиво снижалась общая численность населения страны. По всей видимости, в ближайшие годы даже при условии стабилизации преступности удельный вес асоциальных явлений в составе человеческого социума России будет неуклонно повышаться. Все это способно привести к созданию в обществе обстановки, правопослушная жизнь в которой может оказаться под большим вопросом.

Светские власти озабочены, прежде всего, задачей обеспечить возрастающие запросы человека и направить его желание на очередное расширение потребностей. А совесть, правда, сострадание к нуждающемуся человеку, другие духовно-нравственные ценности, которые провозглашает Русская Православная Церковь, с экономической точки зрения становятся в наши дни как бы нежизненными, поскольку мерилом оценки счастья человека становится его материальное благополучие.

Крах личных амбиций, разочарование, отсутствие видения жизненной перспективы на фоне относительного благополучия других людей часто инициируют отход личности от сложившихся жизненных позиций, стремление к изоляции от общества, а порой и пассивное или активное противодействие ему (асоциализация и десоциализация).

Десоциализация

Десоциализация может достигать различных уровней, от легкой дезориентации в социальных ситуациях до полной потери связи с социальной средой. В случае сильной десоциализации личность зачастую уже не может восстановить утраченные ценности, нормы и роли в полном объеме. Сильная десоциализация имеет место при попадании индивида в экстремальные условия. Именно с такими условиями сталкиваются те, кто попадает в тюрьмы и колонии, психиатрические больницы, психоневрологические интернаты, а в некоторых случаях и проходящие службу в вооруженных силах.

Таким образом имеется объективная потребность в поиске наиболее эффективных направлений, форм, средств и методов преодоления кризисной ситуации в стране, в том числе посредством ресоциализации осужденных.

В то же время, несмотря на столь высокую актуальность и прикладную значимость данной проблемы, до сих пор не разработано единой концепции ресоциализации даже на уровне социальной философии. Проблемы при интерпретации этого понятия возникают из-за того, что термин «ресоциализация», наряду с терминами «социализация» и «десоциализация», используется различными социально-гуманитарными дисциплинами, а именно: юриспруденцией, социальной психологией, педагогикой, социологией, политической наукой, — и при этом зачастую смысловое наполнение термина имеет заметные отличия.

Ресоциализация — это возобновленная или вторичная социализация

Социализация человека начинается с рождения и продолжается на протяжении всей жизни. В ее процессе он усваивает накопленный человечеством социальный опыт в различных сферах жизнедеятельности, который позволяет исполнять определенные, жизненно важные социальные роли. Социализация рассматривается как процесс, условие, проявление и результат социального формирования личности. Как процесс она означает социальное становление и развитие личности в зависимости от характера взаимодействия человека со средой обитания, адаптации к ней с учетом индивидуальных особенностей.

Ресоциализация как возобновленная, повторная, вторичная социализация, должна затрагивать не только лиц, содержащихся в местах лишения свободы и освобожденных осужденных, но и десоциализированных граждан. Она представляет собой комплекс духовно-нравственных, правовых, организационных, психологических, воспитательных и иных мер воздействия на осужденных, применяемых с целью изменения их духовной ориентации на принципах общечеловеческих нравственных ценностей, устранения отрицательных последствий изоляции, закрепления результатов исправления, включения их в позитивные социальные связи и оказания им постпенитенциарной помощи.

Ресоциализация несовершеннолетних

Ресоциализация несовершеннолетних еще более сложный процесс  повторного вживания подростка в систему представлений об общечеловеческих нравственных и иных ценностях, существующих в обществе. Началом такого процесса становится оказание помощи в становлении и реабилитации подростка, преступившего закон, через адаптацию в обществе и семье, трудоустройство, обучение, повышение социального и личностного статуса.

Проблема социально запущенных детей

Социальные и экономические проблемы в российском обществе, сказываются, прежде всего, на институте семьи, ее нравственных устоях, ранней криминализации подростков. В стране более 700 тыс. детей находятся в социально опасном положении, столько же являются сиротами или лишенными попечения родителей. Ежегодно армия беспризорников увеличивается на 130 тысяч человек. Проблема социально запущенных детей не только принижает политический престиж государства, но и определяет ущербность его дальнейшего развития и становления.

Исследованиями ЮНИСЕФ два года назад в Москве выявлено семь тысяч так называемых «уличных детей», на каждый крупный город России приходится до двух тысяч таких лиц. Социализируются и возвращаются в общество всего лишь пять человек на каждую сотню. В достаточной степени организованное криминализированное детское сообщество быстро интегрируется во взрослую жизнь. Дети и подростки совершают до 8% всех преступлений в России, становятся принадлежностью парасоциальных образований бомжей, беглых преступников, бродяг, цыган, нелегальных мигрантов, усугубляя проблему детской преступности. Решение, на наш взгляд, состоит в создании  в стране воспитательных центров различных форм собственности и ведомственной подчиненности для осужденных подростков и попавших в трудные жизненные ситуации детей, а в случае с осужденными — под режимным контролем ФСИН России.

Ресоциализация осужденных — приоритетная задача

Ресоциализация осужденных — это целенаправленный процесс возвращения осужденного и приобретения им необходимых возможностей и (или) способностей к жизни в обществе с соблюдением норм права.

Возврат в общество законопослушных граждан из числа освобождающихся из мест лишения свободы, а также оказавшихся в трудной ситуации в связи с уголовным преследованием, не имеет альтернативы в плане противодействия дальнейшей криминализации общества. Не случайно оказание помощи осужденным в социальной адаптации регламентировано Российским законодательством и является приоритетной задачей всей уголовно-исполнительной системы. Вместе с тем исправительные учреждения не могут моделировать жизнь осужденного на свободе, поскольку исполнение наказания определяется пенитенциарными стандартами принудительного режима.

Центром общей проблематики уголовного наказания, ее идеологии, самой сферы исполнения наказания в виде лишения свободы должен стать именно процесс ресоциализации как частный случай проблемы сплочения (интеграции) общества. Не исправившийся преступник, вернувшись из мест лишения свободы, продолжает представлять опасность для каждого из нас.

Восстановление утраченных социальных связей через возрождение религиозности

Тюремное население как часть общества является его слепком, но имеет и свои особенности в виде так называемых «понятий» о высших человеческих эмоциях — любви, чести, достоинстве и т.п. В условиях ограниченного общения значительно повышается жажда восприятия живого человеческого слова. Очень важно, чтобы оно способствовало желанию возвращения в гражданское общество, а после выхода помогало через возрождение религиозности находить в себе духовные и нравственные силы для восстановления утраченных социальных связей. С нравственной точки зрения необходимо, чтобы это слово было «словом Божиим». Высокий стиль церковно-славянской словесности поневоле обращает духовные взоры человека к Богу, а его мысли и размышления — к моральным ценностям.

Благоприятное влияние присутствия в «зоне» священнослужителя

Всеми экспертами отмечается, что достаточно одного только присутствия в «зоне» священнослужителя для благоприятного влияния как на духовную чистоту — то есть поведение и специфический образ выражения своих мыслей осужденными и работниками учреждений, так и на чистоту физическую — то есть соблюдение порядка и гигиенических правил.

В этой связи основными направлениями церковного тюремного служения являются оказание благодатной духовно-пастырской помощи лицам, находящимся в местах лишения (ограничения) свободы, и духовно-нравственное возрождение заключенных на основе религиозной веры и обращения к Богу, содействующих их ресоциализации, которая должна вестись как во время отбывания срока наказания, так и после освобождения. Этот сложный и очень нелегкий труд необходимо планировать на много лет вперед, чтобы иметь положительные результаты в предстоящем будущем.

Возрождение института тюремных капелланов

К сожалению существующие в настоящее время правовые нормы не отражают потребностей уголовно-исполнительной системы в оказании нравственно-социологической помощи лицам, содержащимся в пенитенциарных учреждениях, и сотрудникам служб, исполняющих наказания. Не определен статус храмов и молитвенных помещений, приходов и приходских священников, хотя священнослужители Русской Православной Церкви трудятся в местах ограничения свободы на добровольной основе уже более 20 лет. За это время они приобрели необходимый опыт. В тюрьмах и зонах России более года проводится эксперимент по созданию вакансий тюремных священников, причем, что немаловажно, — по инициативе ФСИН России. Требуются правовые основания для возрождения института тюремных капелланов на штатной основе. Обычно возражающей стороне нечего представить кроме цитирования основного закона, где постулируется отделение Церкви от государства, хотя ни в одном законе Российской Федерации нет запрещений на участие членов религиозных организаций в делах государства.

Необходима не материальная, а документационная, юридическая, психологическая ресоциализация

Следует сказать, что во избежание развития иждивенческих настроений у лиц, окормляемых этими центрами социальной ресоциализации, позиция Синодального отдела по тюремному служению состоит в том, чтобы помощь нуждающимся оказывалась, прежде всего, не в материальном ключе, а в виде документационной, юридической, психологической ресоциализации. В этой связи в настоящее время Синодальным отделом вместе с изучением проблем реабилитации взрослых осужденных разрабатываются концепции районного (на уровне городского прихода или монастыря) Центра социальной реабилитации для бывших заключенных и Реабилитационного центра для несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а также освободившихся из мест лишения свободы.

Задача Церкви — помогать заключенному сохранить в себе или обрести заново способность возвращения в гражданское общество и через возрождение религиозности помогать ему после выхода на свободу находить в себе духовные и нравственные силы для восстановления среди гражданского общества утраченных за решеткой социальных связей.

Моральная ресоциализация

В нашем обществе постепенно утверждается понимание необходимости и первостепенности духовно-нравственных идеалов, определяющих общественную мораль. При этом многие наши современники, отступив от воинствующего атеизма в сферу морально-нравственных ценностей и, одновременно, автономизируя их от Бога, нередко приходят к своеобразному «моральному атеизму» или — атеизму во имя морали. К глубокому сожалению, безрелигиозная мораль, провозглашенная еще в начале ХХ века бывшим коммунистическим режимом, и по сей день пользуется большим кредитом доверия во всех слоях населения, включая и просвещенные массы.

По этому поводу великий русский писатель Федор Достоевский писал в своей записной книжке: «Совесть без Бога есть ужас, она может довести человека до величайших преступлений». Лишенная путеводной звезды христианского Откровения, совесть легко вырождается в псевдосовесть, теряющую критерий добра и зла.

Представлять себе моральные и религиозные ценности как две внешние по отношению друг к другу сферы недопустимо. Вне религии мораль ведет к разрушению смысла общечеловеческих нравственных ценностей, истоки которых исторически тесно связаны с глубинами религиозного чувства человека и данного ему Богом Божественного Откровения.

Христианская этика

Христианская этика в течение тысячелетий регулирует человеческие отношения в семье, быту, на производстве, в общественных местах, определяя отношение россиян к государству, людям, предметному миру, природе. Многие неверующие люди также понимают, что без знания христианских взглядов невозможно быть полноценно образованным человеком, поскольку в основу многих шедевров искусства положены религиозные сюжеты, имеющие глубокий философский смысл, связанный с религиозным вероучением.

Вера в реальность духовного мира никоим образом не является особенностью христианства, ибо люди во всех культурах интуитивно осознают, что мир гораздо больше того, что мы можем воспринять при помощи органов чувств, и надеются на законы высшей справедливости. Даже там, где государство насаждало принудительный материализм — как в нашей стране или в социалистическом Китае — интерес к духовной реальности выступает на поверхность, как только его перестают давить.

В известной фразе совершенно не склонного к религиозности пролетарского писателя Николая Островского о том, что прожить жизнь «надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы, чтобы не жег позор за подленькое и мелочное прошлое», мы видим ни что иное, как отблески отвергаемой безбожием «геены огненной», в которой обречена пребывать нераскаянная душа человека-грешника в вечных муках. В этих словах писателя звучит скорбь человека о безвозвратной утрате от неверно принимаемых решений и жгучее сожаление об упущенных возможностях приобщения к вечным нравственным и иным ценностям общества, его призыв к покаянию «за подленькое и мелочное прошлое».

Бог не мстит людям за их беззакония и не награждает их за добродетели. Он предоставляет человеку право выбора. Как благоденствие, так и скорби являются лишь естественными следствиями законной или беззаконной жизни. Поступая вопреки замыслу Божию о нас, мы пожинаем горькие плоды этого насилия над собственным богоподобным естеством.

Религиозная социализация

Постижение религиозной традиции в основном происходит в процессе религиозного воспитания и образования. Наряду с этими процессами всегда имеет место процесс религиозной социализации отдельной личности  и групп людей. Но изучению содержания и сущности религиозного образования и воспитания в настоящее время посвящено немало научных работ. А вот религиозная социализация исследована значительно меньше, как и связанные с нею особенности становления и развития личности.

Покаяние

Термин «poenitentiа» — то есть «осознание вины», лежащее в основе наименования учреждений уголовно-исполнительной системы, близко по смыслу к христианскому понятию «покаяние».

Покаяние — это как «сожаление», соединенное с «угрызением совести» человека, которое сопровождается исповеданием грехов. Покаяние — это есть, во-первых, внутренне изменение человека, а во-вторых, — это есть также и изменение его внешнего образа жизни, потому что внутреннее состояние души человека всегда творит себе форму во вне, а добропорядочное и покаянное внешнее поведение человека ведет его к внутреннему изменению: воспитанию духа и утверждению души в добре. Оба вида покаяния взаимно влияют друг на друга.

Таким образом покаяние подразумевает, с одной стороны — всю полноту изменений в человеке, включающую в себя внутреннее изменение состояния ума, привязанностей, убеждений и призваний, которые коренятся в страхе Божием и чувстве вины за грехи, совершенные против Бога. А с другой стороны — в сочетании с верой в Иисуса Христа покаяние выражается в обращении от греха к Богу и служению Ему в каждый момент жизни. Покаяние указывает на внутренние сознательные перемены в человеке и подчеркивает, прежде всего, изменившийся главный ориентир всей жизни.

Церковь призывает к покаянию за грехи и учит ненавидеть грех, живущий в человеке, но при этом сохранять любовь к самому человеку как к своему ближнему, хотя он и является в данный момент источником греха, порождаемого личностью индивида. Видимыми проявлениями любви к ближним являются наши конкретные добрые дела, движимые заботой об их духовном и материальном благополучии.

Покаяние всегда завершается очищением от сотворенного зла и духовно-нравственным возрождением человека и народа, а постоянное пребывание в грехе и, особенно, пристрастие людей к порокам ведут к саморазрушению не только самой человеческой личности, но и общественной и государственной жизни.

Главным негативным «наследием» нашего недавнего атеистического прошлого является, прежде всего, неверие, которое есть результат утраты народом духовности и связи с историческими конями своего земного Отечества. Мы почему-то до сих пор страшимся признать негативные результаты, постигшие наш  народ вместе с утратой веры отцов. Без осознания пагубности и глубины падения в неверие и нигилизм человеку невозможно раскаяться и искоренить в себе зло. Освободить себя от состояния бездуховности и очистить себя от скверны греха можно только тогда, когда ты ясно понимаешь, в чем именно состоит зло и как от него можно избавиться. Без этого невозможно обрести веру в Бога, в свою страну, в свой народ. Без веры нельзя любить Родину и ради нее жертвовать собой. Поэтому и преобладающее большинство нашего народа так долго не может обрести ни материального благополучия, ни достойного человека образа жизни в своем земном Отечестве.

Одним словом, покаяние предполагает искреннее сокрушение о грехах, устное исповедание их, твердое намерение исправить свою жизнь, веру во Христа Спасителя и уверенность в Его милосердии. К покаянию призваны, прежде всего, грешники, а не праведники (Мф. 9:13), да и небеса радуются покаянию даже одного раскаявшегося грешника (Лк. 15).

Истинно кающиеся могут получить разрешение всех грехов, ибо ни один из них не может превысить милосердие Божие. Только крайнее ожесточение сердца и упорное отрицание силы Божией, а также отчаяние и грехи против Святого Духа признаются непростительными. Но и они являются таковыми не по недостатку милосердия Божия, а потому, что впавшие в эти грехи люди по своему ожесточенному упорству сами становятся не способными обратиться к Богу с искренним и всецелым раскаянием.

Недаром у Льюиса есть замечательные слова о том, что в нашем земном мире в конечном счете есть только два типа людей — те, кто говорит Богу: «да будет воля Твоя», и те, кому Бог в конце концов скажет: «да будет воля твоя».

Общечеловеческие нравственные ценности

Христианские заповеди — это общечеловеческие нравственные ценности, которые несут в себе мощный воспитательный потенциал и играют огромную роль в духовно-нравственном становлении личности. По данным последних социологических исследований, около 80% россиян считают себя православными. Понятно, что согласно каноническим нормам не все эти люди являются живыми членами единого мистического Тела Христова — Православной Церкви, но нравственные основы Православия ими принимаемы и близки им, что с канонической точки зрения является основополагающим фактором. «Воцерковление — это добровольное признание человеком влияния Церкви через усвоение установленного в ней образа жизни и образа мыслей. При этом усвоение образа мыслей происходит параллельно с образом жизни. Это последнее и является проводником устойчивого влияния Церкви на человека, позволяющего ему со временем выработать новое отношение к миру и к самому себе».

Миссионерство и дух прозелитизма

Реально социализирующиеся в православной культуре верующие принимают существующие в Церкви нормы и образцы поведения, ориентируясь на тех, кто принадлежит этой традиции. В первую очередь такого рода ориентиры являют собой священнослужители. Миссионерству Русской Православной Церкви никогда не был присущ дух прозелитизма, русские священнослужители не стремятся к простому увеличению числа прихожан. Основой их деятельности является спасение бессмертной души каждого, встречаемого на их пути человека.

Тем более это относится к идее тюремного служения, ибо в пенитенциарных учреждениях процент (если можно так выразиться) греховности и запущенности греха значительно выше, чем на свободе. Сила разрушающего воздействия этой среды бездуховности весьма существенна не только на сотрудников учреждений УИС — она с нечеловеческой силой давит и на несущих послушание тюремного служения священнослужителей и верующих мирян, от которых требуется хранить себя в постоянном духовном трезвении, чтобы непосредственная близость зла не воспрепятствовала действию в человеке освящающей благодати Божией.

Заключение

Нормальное развитие общества обновленной России неосуществимо без ответа на вечные вопросы о том, что есть хорошо, а что плохо, к чему надлежит стремиться, а чего следует избегать. Не случайно в последнее время все чаще стали задумываться о необходимости восстановления общечеловеческих нравственных ценностей, возвращения населения страны к традиционным для России духовно-нравственным устоям, носителем которых является Православие.

Есть основания надеяться, что совместные усилия общественных организаций, органов исполнения наказаний и корпуса священнослужителей Русской Православной Церкви помогут выработать необходимые правовые основы для оптимального позитивного взаимодействия на складывающиеся обстоятельства во имя возвращения обществу оступившихся личностей.

И основной задачей на сегодняшний день встречи является, в первую очередь, поиск методик и способов воздействия на специфическую паству заключенных и на неправильно ориентированное административное руководство, выявление причин и поводов противодействия духовнонравственному возрождению человека.

Синодальный отдел по тюремному служению/Патриархия.ru


  Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Православие и мир Общецерковная аспирантура телеканал Союз Отдел внешних церковных связей (ОВЦС) Центр образования священников при Новоспасском монастыре Милосердие.ру Финансово-хозяйственное управление МП Московская (городская) епархия   119334, г. Москва, Андреевская набережная, д.2
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Почта: uzvicar@mail.ru   Телефоны: 8(963)770-10-30, 8(499)135-70-91
  © 2013 Юго-западное Викариатство города Москвы
11979357