Доклад епископа Красногорского Иринарха на ежегодных сборах тюремного духовенства Украинской Православной Церкви 
     
Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Московская Епархия
ЮГО-ЗАПАДНОЕ ВИКАРИАТСТВО
ГОРОДА МОСКВЫ
Усердно приноси Христу труды юности твоей, и возрадуешься о богатстве бесстрастия в старости, ибо собираемое в юности питает и утешает изнемогающих в старости.
(Св. Иоанн Лествичник)
 
ПУБЛИКАЦИИ
 
ГЛАВНАЯ
ОБЩЕЦЕРКОВНЫЕ
  ДОКУМЕНТЫ
МЕЖСОБОРНОЕ
  ПРИСУТСТВИЕ
НОВОСТИ
ПРАВЯЩИЙ
  АРХИЕРЕЙ
ВИКАРИЙ
СТРУКТУРА
  УПРАВЛЕНИЯ
БЛАГОЧИНИЯ
МОНАСТЫРИ
ХРАМЫ
  ВИКАРИАТСТВА
ПРОГРАММА 200
ОФИЦИАЛЬНЫЕ
  ДОКУМЕНТЫ
ВЕСТНИК
  ВИКАРИАТСТВА
КОНТАКТЫ
ССЫЛКИ
 

02.05.2012

Доклад епископа Красногорского Иринарха на ежегодных сборах тюремного духовенства Украинской Православной Церкви

Председатель Синодального отдела по тюремному служению епископ Красногорский Иринарх выступил с докладом на тему «Повышение эффективности духовно-пастырской работы тюремного священника с заключенными в местах принудительного содержания и после выхода их на свободу» на ежегодных сборах тюремного духовенства Украинской Православной Церкви, которое прошли 26-27 апреля 2012 года в Киеве.

Всечестные отцы, братья и сестры! Досточтимые участники ежегодных сборов тюремного духовенства Украины!

В эти радостные дни, когда Церковь ликует о Воскресшем Христе Спасителе, от имени Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и себя лично сердечно поздравляю всех вас с праздником Светлого Христова Воскресения и приветствую кратким пасхальным восклицанием: Христос воскресе!

Сердечно поздравляю с праздником Пасхи всех сотрудников Государственной пенитенциарной службы Украины, родственников сотрудников системы исполнения наказаний и всех отцов священнослужителей, возложивших на себя подвиг тюремного служения.

Духовное просвещение в местах лишения свободы

Общеизвестно, что подавляющее большинство населения России идентифицирует себя с Православием, традиционно считает себя наследниками православной культуры и периодически участвует в церковных обрядах и мероприятиях, часто не вполне понимая их смысл. Однако лишь каждый десятый из них является воцерковленным и регулярно посещающим богослужения в храме.

Структура сообщества лиц, содержащихся в местах ограничения свободы, является слепком со всего остального социума и имеет сходные характеристики вероисповедания. В настоящее время в местах лишения свободы, как и в нашей обычной гражданской жизни, преобладающее большинство лиц, заключенных под стражу, как правило, причисляют себя к Православию, а точнее — к носителям православной культуры. При этом большинство из них не посещали храмы на свободе, они не были воцерковленными людьми до осуждения к отбыванию срока наказания, поэтому и за тюремной оградой не все привычны к регулярному посещению тюремной церкви.

Однако в течение последних десяти лет, благодаря работе тюремных священнослужителей, в местах лишения (ограничения) свободы от 8% до 10% заключенных обрели веру в Бога, регулярно участвуют в богослужебной жизни и являются членами религиозных общин при тюремных храмах.

В то же время мы ясно осознаем, что этот тюремный мир более чем иные места на земле наполнен отрицательной энергией зла и греховности. Кроме того, в этом сообществе доминируют «понятия», значительно отличающиеся от понятий добра и зла, данных нам в Священном Писании и проповедуемых Церковью.

Люди, стремящиеся к воцерковлению и добровольному признанию влияния Церкви, принимают определенные нормы поведения, приобщаются к Православной Церкви и принимают ее жизненные принципы, ориентируясь, в первую очередь, на священнослужителей, которые являются примером для неофитов. Не случайно представители общественных (таких как Общественные наблюдательные комиссии) и государственных учреждений (таких как ФСИН России и Государственная пенитенциарная служба Украины) повсеместно подчеркивают благотворное влияние одного только присутствия священнослужителей на проводимых мероприятиях, в которых могут участвовать лица, относящиеся к разным, порой идеологически конфликтующим социальным группам.

Однако существуют особенности духовно-нравственного просвещения осужденных, которые определяются не только низким уровнем общеобразовательных знаний и отсутствием у большинства лиц, содержащихся в пенитенциарных учреждениях, навыков самосознания и самоконтроля, но и сформировавшимися в условиях зоны искаженными понятиями добра и зла, не совпадающими с общепринятыми. Заезженные в СМИ и в художественной литературе понятия, подобные формуле: «Не верь, не бойся, не проси», — насаждают в местах принудительного содержания принципы поведения, которые каждому осужденному приходится соблюдать, чтобы не выделяться из толпы, вне зависимости от своего отношения к таким взглядам.

Полагаю, что в сравнении с другими государствами бывшего Советского Союза население Украины более склонно к исповеданию Православия в связи со значительным пробуждением общественного исторического правосознания.

Великие истины Божественного Откровения, содержащегося в Священном Писании, усвоить не так легко. Тот, кто приступает к изучению Слова Божия, должен делать это умело и осторожно. Священное Писание по слову апостола Павла есть как бы обоюдоострый меч: одним, через руководство Церкви, указывает путь ко спасению, а других, через произвольное толкование, ведет к духовной погибели (Евр. 4, 12).

В условиях ограниченного общения значительно повышается жажда восприятия живого человеческого слова. Очень важно, чтобы оно способствовало желанию возвращения в гражданское общество, а после выхода на свободу помогало через возрождение религиозности находить в себе духовные и нравственные силы для восстановления утраченных социальных связей. С нравственной точки зрения необходимо, чтобы это слово было «словом Божиим». Высокий стиль церковно-славянской словесности поневоле обращает духовные взоры человека к Богу, а его мысли и размышления — к моральным ценностям.

В этом смысле проведение богослужений и совершение церковных Таинств священнослужителями с индивидуальным собеседованием с заключенным на духовно-нравственные темы является основным служением, которое привлекает внимание неподготовленного человека и возбуждает в нем первичный интерес. Проповеди о православных праздниках и подвижнических деяниях святых помогают слушателю раскрыть духовный мир как в себе самом, так и в окружающей его действительности, расширяют горизонты его знаний о духовно-нравственных ценностях. В этих процессах духовного просвещения и нравственного возрождения изменяется человек и его мировосприятие. Он начинает понимать или хотя бы догадываться, что могут существовать иные, новые и доселе неведомые для него смыслы существования.

Во все времена и во всех государствах были тюрьмы, они есть сейчас и будут в предстоящем будущем, потому что всегда существовали лица, подлежащие изоляции от гражданского общества. Наши государства и наши общества всегда будут встречаться с категорией людей, нарушающих закон.

Всегда будут и такие люди, которые несознательно, а лишь по воле случая совершили преступление и оказались «в местах не столь отдаленных». Бывает, конечно, и так, что невинный человек по каким-либо причинам попадает под осуждение, хотя такие случаи происходят в меньшинстве. Церковь должна помочь им перенести все тяготы жизни, выпавшие на их долю, чтобы они в тяжелых условиях заключения под стражу не утратили в себе способности возвращения в гражданское общество и обретения заново своего места в жизни после освобождения.

Мы хорошо понимаем, что преобладающее большинство лиц, находящихся в заключении, совершили тяжкие преступления и справедливо лишены свободы. И, тем не менее человек всегда остается человеком и, невзирая на виновность перед законом всем заключенным должна быть гарантирована свобода совести и вероисповедания в условиях несвободы.

Понятен в этом отношении повышенный интерес Высшего Церковного Совета Русской Православной Церкви к снабжению и пополнению библиотек пенитенциарных учреждений духовной литературой. Согласно рекомендациям Издательского Совета Русской Православной Церкви Синодальный отдел по тюремному служению разослал в епархии Российской Федерации списки литературы, рекомендуемой для использования в библиотеках уголовно-исправительных учреждений. Как сообщается в ответах с мест, практически при каждом храме в учреждениях ФСИН имеется библиотека православной литературы (начиная от 100 и более книжных изданий до нескольких тысяч экз.), а также видеопродукции (как правило, более 20 единиц). Молитвенные комнаты также оснащены библиотеками (в количестве от 50 и более изданий). Общее количество книг и видеопродукции тюремных библиотек по Российской Федерации по предварительным расчетам на сегодняшний день превышает 250 тыс. экземпляров.

Образовательные семинары для священнослужителей пенитенциарных учреждений, возглавляющих епархиальные тюремные отделы

В настоящее время назрела необходимость в подготовке и переподготовке священнослужителей (тюремных капелланов) для выполнения специфического тюремного служения в местах принудительного содержания. В рамках Соглашения о сотрудничестве Русской Православной Церкви и ФСИН России по реализации прав на свободу совести и вероисповедания осужденных и лиц, содержащихся под стражей, и учитывая озабоченность руководства УИС допуском на режимную территорию неподготовленных посетителей, Русская Православная Церковь поддержала предложения по организации подготовки священнослужителей к особой миссии присутствия в исправительно-трудовых учреждениях.

Следует заметить, что еще в декабре 2009 года по случаю 10-летия подписания Соглашения о сотрудничестве между Русской Православной Церковью и Министерством юстиции Российской Федерации церковное Священноначалие высказалось в поддержку предложениям Минюста «по организации подготовки священнослужителей к особой миссии присутствия в исправительно-трудовых учреждениях», а также было сказано и о том, что «помимо введения соответствующих предметов в учебные планы семинарий, имеет смысл создавать централизованные курсы по переподготовке духовенства, уже несущего пастырское послушание в ИТУ». Учитывая сложившуюся за два последних десятилетия систему сотрудничества, Святейший Патриарх Московский и всея Руси выразил надежду в том, что «представители системы исполнения наказаний смогут принять активное участие в организации и проведении данных курсов».

Осенью 2011 года на базе Санкт-Петербургского института повышения квалификации работников ФСИН России был проведен первый образовательный 80-часовой семинар для священнослужителей — руководителей епархиальных отделов тюремного служения из 20 епархий Российской Федерации, несущих пастырское служение в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Разработанная совместно с ФСИН России программа обучающих семинаров состоит из трех модулей: правового, психолого-педагогического и духовно-пастырского. Правовая и психолого-педагогическая подготовка была осуществлена работниками кафедр Академии ФСИН России, а специальный курс духовно-пастырского окормления заключенных — преподавателями Санкт-Петербургской духовной академии и семинарии. По результатам учебы программа была доработана и создан методический курс, по которому будут в дальнейшем заниматься священнослужители, работающие с лицами, содержащимися в учреждениях, исполняющих уголовные наказания. Тюремному священнослужителю необходимо знать специфику мест принудительного содержания и особенности взаимодействия с лицами, в них содержащимися, чтобы достичь в своих трудах положительного успеха.

В мае текущего года на базе учебного цента ФСИН России в Подмосковье открывается второй обучающий семинар, а на осень запланировано проведение еще третьего и четвертого образовательных семинаров: один на Западном Урале в Перми — для приуральских регионов, а другой в Томске — для Сибири и Дальнего Востока. Таким образом, в текущем году руководители епархиальных отделов тюремного служения всех субъектов Российской Федерации должны пройти, если можно так выразиться, своего рода «курсы повышения квалификации» на обучающих семинарах. К участию в обучении приглашены и священнослужители епархий, расположенных вне территории Российской Федерации — из Белоруссии.

Вместе с тем сама по себе переподготовка тюремных священнослужителей важна и по другим причинам. Сегодня почти все руководители епархиальных отделов тюремного служения в субъектах Российской Федерации включены в состав Общественных советов при региональных УФСИНах России и с каждым годом становится все более и более священнослужителей, которые включены в состав членов Общественных наблюдательных комиссий. Одновременно в епархиях набирает силу тенденция назначения руководителей епархиальных отделов тюремного служения благочинными храмов пенитенциарных учреждений, поскольку в решениях Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в феврале 2011 года обозначена задача создания института тюремных священнослужителей, несущих послушание на постоянной основе в местах принудительного содержания.

Таким образом, сегодня представляется целесообразным рассматривать вопросы о правовых основах для создания корпуса тюремных священнослужителей — института православных тюремных капелланов.

В этой связи сама последовательность действий обозначила и вопрос об учреждении своего рода уполномоченных по делам религиозных организаций и общественной нравственности при УФСИНах в субъектах Федерации, предусмотрев при этом возможность замещения их лицами из числа тюремных священнослужителей, которые облечены должностью благочинного данного регионального (епархиального) корпуса тюремных капелланов и состоят в вышеперечисленных общественных организациях, имеющих непосредственное отношение к деятельности УИС. Было внесено предложение о выделении в структуре ФСИН России (1 должность) и в управлениях по субъектам Российской Федерации — по 1 должности государственных служащих — помощников начальников по работе с верующими и соблюдению прав на свободу вероисповедания. Такими лицами в регионах могли бы стать благочинные тюремных приходов — руководители епархиальных отделов, осуществляющие в регионе непосредственный надзор за тюремным служением. В этом ключе и проводимый по инициативе ФСИН России эксперимент по созданию института тюремных священников может быть ориентирован в соответствии с одобрением Архиерейского Собора от 4 февраля 2011 года в направлении «включения священнослужителей в работу исправительных учреждений на штатной основе».

Данное предложение было озвучено в моем докладе еще 17 мая прошлого 2011 года в Санкт-Петербурге на научно-практической конференции по проблемам мониторинга законодательства и правоприменения, организованной Министерством юстиции Российской Федерации, где было сказано, что «представляется целесообразным рассмотреть вопрос о правовых основах создания корпуса тюремных капелланов, а также уполномоченных по делам религиозных организаций и общественной нравственности при УФСИНах в субъектах Федерации, предусмотрев возможность замещения их лицами из числа тюремных священнослужителей, которые облечены должностью благочинного данного регионального (епархиального) корпуса тюремных капелланов. Эти уполномоченные региональных УФСИНов и, одновременно, благочинные тюремных храмов, также должны состоять в составе членов Общественного совета при региональном УФСИНе, что предоставит более перспективные возможности для утверждения института тюремных капелланов в нашей стране, призванного внести церковный вклад в общенародное дело сокращения количества заключенных в местах принудительного содержания и ресоциализации в гражданское общество лиц, отбывших срок наказания и вышедших на свободу. Тем более что отделение религиозных объединений от государства в соответствии с п. 6 ст. 4 Федерального закона о свободе совести и религиозных объединениях не влечет за собой ограничений прав членов указанных объединений участвовать наравне с другими гражданами в управлении делами государства. Ни в одной стране мира отделение Церкви от государства не исключает присутствие капелланов, например, в армии».

Мы уже имеем прецедент в этом отношении. Приняв во внимание многочисленные обращения граждан, военное ведомство разработало, а Президент Российской Федерации поддержал предложения по поэтапному введению института капелланов в Российской Армии. Священнослужители стали появляться на российских военных базах за рубежом и в Северокавказском военном округе. Разработано положение о военных священниках, типовой договор, подобраны кандидатуры для зарубежных частей и СКВО. Этот опыт должен быть распространен и по всей России.

Полагаю, что и всем нам предстоит кропотливая и напряженная работа по возрождению института тюремного духовенства, опираясь как на дореволюционный опыт Русской Православной Церкви, так и на современный опыт деятельности тюремных капелланских структур зарубежных стран.

Основы ресоциализации осужденных до освобождения и после выхода на свободу

В связи с уменьшением численности населения и наблюдающимся ростом преступности и, следовательно, ростом количества лиц, освобождающихся из мест лишения свободы, в цивилизованных странах, включая территории бывшего Советского Союза, вырисовывается проблема увеличения их доли среди правопослушного населения. Во всем мире разрабатываются различные методики реадаптации (ресоциализации) и возврата правонарушителей в общество без ущерба для окружающих законопослушных лиц, в конечном итоге — для всех нас, наших родственников, друзей и знакомых.

Кабинетом министров Совета Европы принята новая редакция европейских тюремных правил. Основное принципиальное отличие ее заключается в переходе от задач «исправления» к задачам «сохранения и развития личности», формирования чувства ответственности и навыков, которые будут содействовать реинтеграции бывшего заключенного в общество, помогут ему следовать требованиям законности.

Задача по оказанию помощи осужденным в социальной адаптации поставлена Уголовно-исполнительным законодательством как России, так и Украины, и, следовательно, является приоритетной задачей всей уголовно-исполнительной системы. Это связано с необходимостью предупреждения новых преступлений со стороны лиц, отбывших наказание, ибо в местах заключения в настоящее время насчитывается до 50% осужденных, совершивших повторные преступления.

Во время пребывания в режимных условиях УИС, находясь на всем готовом, человек утрачивает способность самостоятельно обеспечивать себя и испытывает значительные затруднения при попытках вновь влиться наравне с другими в гражданское общество. При этом, отбыв срок наказания и выйдя на свободу, человек утрачивает социальные связи с обществом и, нередко, снова оказывается в руках криминальных структур.

Поэтому одной из важнейших тактических задач тюремного служения наравне с духовно-пастырским окормлением в период отбывания срока наказания должна быть признана ресоциализация заключенных, которая должна начинаться не позднее, чем за полгода до освобождения и продолжаться некоторое время после выхода на свободу. Священнослужители и миряне-волонтеры должны содействовать вовлечению освободившегося заключенного в жизнь церковной общины, его трудовому обустройству. Этот сложный и весьма нелегкий, а зачастую и неблагодарный труд необходимо планировать на много лет вперед в качестве одного из важнейших направлений церковного тюремного служения.

Сегодня общество ставит перед пенитенциарными службами задачи по реформированию системы исполнения наказаний и в этом новом процессе духовно-пастырское окормление заключенных не должно прекращаться, когда человек, отбывший срок наказания, выходит на свободу. Задача Церкви — помогать заключенному в местах лишения (ограничения) свободы сохранить в себе или обрести заново способность возвращения в гражданское общество, а после выхода на свободу помогать ему через возрождение религиозности находить в себе духовные и нравственные силы для восстановления утраченных им за решеткой социальных связей среди гражданского общества.

Трудность священнослужения в учреждениях принудительного содержания заключается в том, что лицо, несущее послушание тюремного служения, наряду со следованием церковным канонам обязано соблюдать требования гражданского законодательства по отношению к режимным учреждениям и дополнительно учитывать при этом наличие в местах принудительного содержания неписанных тюремных «понятий». Потакать соблюдению последних со стороны священнослужителя, безусловно, неприемлемо, но и открыто пренебрежительное отношение к ним может вызвать негативную реакцию, а следовательно — и возможное отторжение, поскольку зачастую в массе своей коллектив зоны подобно толпе руководствуется только инстинктами и эмоциями.

Для Церкви весьма важен факт, чтобы священнослужители присутствовали в местах принудительного содержания на постоянной основе, совершали богослужения и приносили бескровную умилостивительную Евхаристическую жертву Богу о прощении лиц, совершивших грехи и преступления. Богослужение приобщает верующих к церковной жизни и молитве, помогает научиться вырабатывать нужный душевный настрой. Проповедь сообщает важнейшие положения вероучения и побуждает к соответствующему поведению. Исповедь приучает к самоанализу и к мысли о неотвратимости наказания за грех (проступки). Пост помогает обуздать плоть, смирять гордыню, вырабатывать стойкость человеческого духа. Епитимия — наказание, способствующее укреплению в вере и соблюдению норм отношений и поведения по отношению к Богу и своим ближним.

Заключенным должна быть гарантирована возможность участия в Таинствах Церкви. Даже самый закоренелый преступник не может быть лишен участия в Таинствах, если священнослужитель, принимающий его раскаяние в содеянных преступлениях, не усмотрит к этому препятствия, поскольку в законодательных актах Синодальной эпохи, не утративших силы и поныне, указано: «Кающегося и исповедующего грехи свои, какие бы ни были, к Причастию Святых Таин пропускать безотложно, ведая, что Бог истинно кающихся приемлет скоро». А в 1734 году Святейший Правительствующий Синод издал указ, определяющий: «Ни за какие вины от входа церковного не отлучать и треб церковных не лишать. Ибо без благословения епископского священник не имеет права наложить запрещения».

Приобщение заключенных к церковным Таинствам покаяния и исповеди позволяет обрести заново утраченные нравственные ориентиры. Священнослужители должны помогать раскаяться в совершенных прегрешениях человеку, пребывающему в узах, и обеспечить возможность приобщения Святых Христовых Таин тем, которые не имеют со стороны совести препятствий. Это касается и других Таинств Церкви. При этом важны индивидуальные собеседования священнослужителей с заключенными, во время которых имеется возможность ответить на самые глубинные вопросы и разрешить духовно-нравственные проблемы, запутавшись в которых человек совершает многие преступления и, в итоге, оказывается за колючей проволокой в местах принудительного содержания.

Церковь Христова — это та же больница, но только духовная. Не удивляемся же мы, видя в больнице хромых, слепых и т.д. Бывает, и сами врачи болеют. Но от этого сама лечебница не утрачивает способности врачевать больных. Так же и в Церкви. И тем более это относится к тюремному служению, ибо в пенитенциарных учреждениях процент духовного заболевания, то есть греховности и запущенности греха, значительно выше, чем на свободе.

Сила разрушающего воздействия среды бездуховности в местах принудительного содержания весьма существенна не только для сотрудников учреждений УИС — она с нечеловеческой силой давит и на несущих послушание тюремного служения священнослужителей и верующих мирян, от которых требуется хранить себя в постоянном духовном трезвении, чтобы непосредственная близость зла не воспрепятствовала действию в человеке освящающей благодати Божией.

Более года назад в исправительных учреждениях России начала действовать система «социальных лифтов», предусматривающая смягчение условий вставшим на путь исправления. Одним из показателей исправления является стремление заключенных к ресоциализации и членству в религиозных организациях. Таким образом, осужденные получили дополнительную мотивацию для того, чтобы сделать первый шаг к исправлению, начать посещать тюремный православный храм, вступить в религиозную общину.

Один из членов Общественной Палаты России выразил свое отношение к Православию в следующих словах: «На сегодняшний день Церковь — единственная организация в стране, которая может ясно ответить на вопрос, что такое хорошо и что такое плохо». И, продолжая свою мысль далее, добавил: «Ведь дети все так же задают этот вопрос, а родители все меньше понимают, что на него ответить». В наше неустойчивое и нелегкое время только священник, используя многовековой опыт Церкви, может вникнуть в стоящие перед человеком личные проблемы и подсказать морально взвешенное решение.

Синодальный отдел по тюремному служению/Патриархия.ru


  Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Православие и мир Общецерковная аспирантура телеканал Союз Отдел внешних церковных связей (ОВЦС) Центр образования священников при Новоспасском монастыре Милосердие.ру Финансово-хозяйственное управление МП Московская (городская) епархия   119334, г. Москва, Андреевская набережная, д.2
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Почта: uzvicar@mail.ru   Телефоны: 8(963)770-10-30, 8(499)135-70-91
  © 2013 Юго-западное Викариатство города Москвы
12930076