Старец Кирилл: «Жалей всех людей, и Бог тебя пожалеет» 
     
Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Московская Епархия
ЮГО-ЗАПАДНОЕ ВИКАРИАТСТВО
ГОРОДА МОСКВЫ
Поврежденный грехами человек удобно прилепляется к земным удовольствиям, забывая, что истинное наслаждение его, истинная его жизнь есть Бог вечный, а не приятное раздражение плоти.
(Св. Иоанн Кронштадтский)
 
ПУБЛИКАЦИИ
 
ГЛАВНАЯ
ОБЩЕЦЕРКОВНЫЕ
  ДОКУМЕНТЫ
МЕЖСОБОРНОЕ
  ПРИСУТСТВИЕ
НОВОСТИ
ПРАВЯЩИЙ
  АРХИЕРЕЙ
ВИКАРИЙ
СТРУКТУРА
  УПРАВЛЕНИЯ
БЛАГОЧИНИЯ
МОНАСТЫРИ
ХРАМЫ
  ВИКАРИАТСТВА
ПРОГРАММА 200
ОФИЦИАЛЬНЫЕ
  ДОКУМЕНТЫ
ВЕСТНИК
  ВИКАРИАТСТВА
КОНТАКТЫ
ССЫЛКИ
 

08.10.2019

Старец Кирилл: «Жалей всех людей, и Бог тебя пожалеет»

О своих встречах с архимандритом Кириллом (Павловым) вспоминает Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий.

— Ваше Блаженство, расскажите о Вашей первой встрече с отцом Кириллом (Павловым). Каким батюшка Вам запомнился?

— Впервые с отцом Кириллом я встретился в 1969 г., когда поступал в Московскую духовную семинарию. Нас готовили ко Святому Причастию, в академию пришли духовники из Троице-Сергиевой лавры, и я — интуитивно, не зная, кто это, — подошел на исповедь к отцу Кириллу. Потом уже начал интересоваться, узнал, что это известный архимандрит, духовник, человек, который отличается очень глубоким смирением и большой любовью.

— Владыка, отца Кирилла называют примером настоящего монаха. А что значит быть настоящим монахом?

— Отец Кирилл действительно был настоящим монахом благодаря своему большому смирению. Он был знаменитым духовником, у него исповедовались патриархи, архиереи, много священников, а он всегда вел себя очень смиренно. Например, идешь с ним, входишь куда-то в дом, в келью — он пропускает вперед, кто бы с ним ни шел — священник, послушник, простой мирянин. Всем своим обликом он учил смирению — пред Богом и пред ближним.

— Смирение — главное качество монаха?

— Смирение, да. И послушание. Он неукоснительно исполнял все церковные, монашеские установления, имел послушание к священноначалию, к уставам Церкви.

— Почему батюшку называли старцем?

— Он имел дар утешения в скорбях. К нему приходили люди с разбитыми семьями, с разбитыми жизнями, неудачники, больные, несчастные. И для каждого он находил какое-то слово, а иногда и слов не говорил — просто слушал. Он умел выслушать человека. И помогал людям в их скорбях, в трудностях, болезнях. А это и есть свойство старчества: старец не тот, кто много говорит, а тот, кто помогает: неважно, многими словами или одним словом, или каким-то действием, поступком, или же своим видом — но он помогает людям обрести надежду, не впасть в уныние. Потому что самый страшный грех — уныние, отчаяние. Отец Кирилл спасал людей от этих грехов, помогал им идти к Богу.

— Фронтовая закалка в нем чувствовалась?

— Да, чувствовалась: он был терпеливый до невозможности! Все терпел, никогда не роптал, в том числе в болезнях. Он рассказывал, что во время войны в морозы солдаты лежали где-то в болотах сутками — в легких одеждах, полураздетые. Некоторые даже хотели заболеть, чтобы попасть в лазарет и немножко отдохнуть, но никто не чихнул! А вот после войны пришли болезни: у отца Кирилла начались хронические насморки, открылась язва двенадцатиперстной кишки, от которой он чуть не помер, очень серьезные обострения случались в весенне-осенний сезоны. А потом ему сделали операцию, трубочку поставили, с которой он жил лет 30 или 40, и язва его уже сильно не беспокоила.

Всякие невзгоды, болезни он терпел совершенно безропотно, никогда не сказал: «Ой, Боже, что ж такое, я болею, за что так, почему? И сколько это будет продолжаться?» Все нес очень терпеливо и с благодарностью Богу.

— Отец Кирилл что-то рассказывал про военное время?

— О войне он говорил немного. Рассказывал, что какое-то время служил писарем, —— по тем временам он был человеком грамотным. Вспоминал полководцев: Рокоссовского, Жукова.

Про Сталинград рассказывал какие-то отдельные эпизодики: что бомбили так, что нельзя было поднять головы, осколки свистели над землей, и они просто лежали плашмя, сутками, прижавшись к земле, и молились Богу. Там, конечно, была молитва!

И там он нашел Евангелие.

— Отец Кирилл всем рекомендовал читать Евангелие, жить по нему. А что значит жить по Евангелию в наше время?

— Отец Кирилл все время носил в кармане Евангелие, постоянно его читал, даже во время Литургии — в качестве подготовки к Евхаристическому канону, насколько я помню, читал главы о Тайной вечери, установлении Святой Евхаристии. У себя в келье он также устраивал чтение Священного Писания. Собирались монахи, воспитанники духовной академии и семинарии, — один читает, все слушают, что-то толкуют. Он настолько хорошо знал Святое Евангелие, что цитировал целые абзацы. Что-то в жизни происходит — отец Кирилл сразу же найдет место в Евангелии с ответом на возникший вопрос. Своих духовных чад он благословлял читать Святое Евангелие. Псалтирь, конечно, тоже, но Евангелие, считал отец Кирилл, — главная книга христианина. Оно было актуально 100 лет назад, оно актуально и сегодня. В нем есть ответы на все вопросы, которые могут возникнуть у человека в жизни. Поэтому и сегодня Евангелие должно быть той книгой, по которой мы научаемся премудрости, она нужна человеку для спасения, чтобы достойно пронести свой жизненный крест и достигнуть вечной жизни.

— А что рассказывал отец Кирилл о своем общении с владыкой Афанасием (Сахаровым)?

— Мы знали, что он ездит к владыке Афанасию, имеет с ним общение, где-то у него останавливается. После закрытия Глинской пустыни ездил батюшка и к Глинским старцам, которые переселились в Грузию и Абхазию. Например, митрополит Зиновий, отец Виталий жили в Тбилиси, отец Андроник, отец Серафим — в Сухуми. И отец Кирилл с ними общался, а кто-то из них приезжал к нему, и они вели духовные беседы.

— Последние годы жизни отец Кирилл был прикован к постели. Но многие даже в это время получали от него духовную помощь.

— Отец Кирилл был наполнен Благодатью Святаго Духа. Он и будучи здоровым говорил очень мало и очень просто. Но эти слова были наполнены любовью, Благодатью Святаго Духа, и они действовали очень сильно на человека. А иногда он ничего не говорил: выслушает и прочитает разрешительную молитву. Но даже присутствие возле него было таким, что человек ощущал себя как возле теплой печки. Ты еще даже не прислонился к ней, рядом стоишь, а уже чувствуешь тепло, которое тебя согревает. Так и от него исходила Благодать Святаго Духа, которая согревала человека, снимала духовное напряжение, которое наводил грех. И люди получали пользу, даже когда он лежал, прикованный к постели. Он ведь ничего не говорил, ослеп под конец жизни, иногда делал какие-то движения устами — без звука. Для звука нужна сила, а сил не было. Но люди, просто рядом находясь, получали духовное благодатное утешение. Таково свойство Благодати Святаго Духа.

Отец Кирилл был наполнен любовью. Мы иногда роптали: батюшка кого-то примет, поговорит, поможет, как может, а люди все равно не дают ему прохода — одно благословение, другое, третье. Он идет через Лавру — его толпа окружает, по 100 раз берут благословение. Мы раздражались, а он терпеливо все нес, никогда не роптал. Незадолго до его болезни, помню, мы беседовали о немощах людских, а он говорит: «Жалей всех людей, и Бог тебя пожалеет». Это были его последние наставления…

Отец Кирилл был одним из самых великих старцев нашей эпохи. Такой любви и такого смирения я не знаю — не было равного ему по этим добродетелям!

А любовь сразу же располагала к ответной любви. Во всяком монастыре, как в семье, есть усердные, есть теплохладные, есть и такие нерадивые, как я был. И он всех любил — и чад, и не чад. И его все любили. Все к нему хорошо относились: увидят — улыбаются, берут благословение

Правда, некоторые хотели выдворить его из Союза на Афон. Он, может быть, и не против был — как подвижник, для него это было бы хорошо, но для нас — плохо. И так Бог дал, что за него заступился Даниил Андреевич Остапов, личный секретарь Патриарха Алексия I, очень влиятельный человек. У него был сын — протоиерей Алексий Остапов, преподаватель Московской духовной академии и семинарии. И когда отца Кирилла решили отправить на Афон, отец Алексий вмешался, и батюшка остался в Лавре, никуда его не выдворили.

К нему приезжали люди из Генерального штаба, ближайшие родственники Косыгина. Все это делалось тайно, где-то потихоньку они договаривались, ехали к нему за наставлениями, духовными советами.

Так что пусть Господь молитвами отца Кирилла помогает и нам стать лучше, смиреннее, наполнить свою душу и свое сердце любовью к ближним. Это то, что нужно человеку для его земного странствования и что дает надежду на вечное спасение.

Интервью с владыкой записано для фильма «Сталинградское Евангелие Ивана Павлова» (режиссер В. Шуванников).

«Покров»


  Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru Православие.Ru Православие и мир Общецерковная аспирантура телеканал Союз Отдел внешних церковных связей (ОВЦС) Центр образования священников при Новоспасском монастыре Милосердие.ру Финансово-хозяйственное управление МП Московская (городская) епархия   119334, г. Москва, Андреевская набережная, д.2
Андреевский ставропигиальный мужской монастырь
Почта: uzvicar@mail.ru   Телефоны: 8(963)770-10-30, 8(499)135-70-91
  © 2013 Юго-западное Викариатство города Москвы
0092202